Книги Михаила Палецкого


Эта книга редкого свойства. Теперь такие редко пишут, а тем более издают. Это сборник эссе.
Эссе – не совсем обычный жанр. Он представляет собой нечто среднее между художественной прозой и публицистикой. И пройти по этой тонкой кромке довольно непросто.
Но дело даже не в этом. Сюжет для прозы можно подсмотреть в окружающей жизни, можно высосать из пальца. Материалом для поэзии становятся чувства и личные переживания… А вот в основе хорошего эссе всегда лежат размышления, раздумья. Для эссе нужна мысль. Материал для эссе порождается анализом. Поэтому эссе - жанр неспешный. Ведь мышление процесс не быстрый. И добавлю между делом, что мышление – процесс ныне немодный. Жизнь требует от человека молниеносных реакций и не дает времени на рефлексию. А эссеисту без этого нельзя. Впрочем, от наблюдений за окружающей реальностью способность к анализу вовсе не освобождает.
Эссеист должен уметь удивлять читателя оригинальной, парадоксальной мыслью, каким-то неожиданным выводом из доступных всем наблюдений. Далеко не каждому пишущему есть, чем удивить своего читателя. А для эссеиста это неотъемлемое качество, без него просто нельзя.
Михаилу Палецкому есть чем удивлять пытливого читателя. Он внимательно смотрит на мир и делает по поводу увиденного неожиданные, крайне любопытные наблюдения.
Сущность своего художественного метода автор раскрывает в первом же тексте сборника. Это серия автобиографических заметок. Их герой – сначала абитуриент, затем студент, а потом и молодой специалист по фамилии Вадимов. Действие происходит в конце 60-х – начала 70-х годов. Не трудно догадаться, что это альтер эго самого писателя. Такое предположение читателю хочется сделать сразу, а в середине книги из очерка «Письма Ефремова» он найдет этому подтверждение – узнав, что отца писателя звали Вадим Борисович. Отец – Вадим, автор – Михаил Вадимович, персонаж – Вадимов. Так что, писатель не делает из этого особой тайны, скорее играет с читателем, надев на свое реальное лицо маску самого же себя. Такой остроумный прием позволяет писать о себе в третьем лице, словно смотреть на себя молодого со стороны с вершины прожитых лет.
Писатель рассказывает, как смотрел на разные памятники в разных городах и с разных же ракурсов, под разными углами зрения. При этом он видел каждый раз что-то новое. Так, к примеру, известный памятник Михаилу Ломоносову на территории Московского государственного университета казался ему фигурой медведя, вставшего на задние лапы…
Угол зрения – вот что отличает задумчивую эссеистику Михаила Палецкого. На все он смотрит, под неожиданным углом и видит то, чего не видят остальные.
Вот, к примеру, случайная фраза, подслушанная в Ботаническом саду, наталкивает автора на геополитические размышления. Магнолия из Монголии… Она цветет раньше, что магнолии, привезенные из других регионов. Ведь благодаря вращению Земли, Солнце движется с Востока на Запад. Вот и походы в этом же направлении успешнее, чем в обратном. Неостановимое нашествие Наполеона с одной стороны, а с другой – крахи Наполеона и Гитлера…
Или еще. Автор долгое время жил в небольшом украинском голоде Сумы, где приезд любого увеселительного проекта – заметное событие. Одним таким событием становится приезд из Харькова террариума. Михаил Палецкий старательно описывает его обитателей. Но не как натуралист, а как философ. Кобра, варан, гадюка, черепаха… За образом каждой рептилии автор видит некую философскую аллегорию. Каждое животное заставляет его задуматься и прийти к каким-то весьма неожиданным умозаключениям. Еще более сложные и противоречивые мысли вызывает у автора посещение Паноптикума, привезенного из Санкт-Петербурга. Здесь и бородатая женщина, и сиамские близнецы, женщина-мул, женщина-свинья, одноглазый, трехглазый, четырехглазый… Конечно, восковые муляжи. Но за каждым несчастным персонажем писатель-философ видит концепцию. Он размышляет о природе человеческого тела.
Интересен очерк, в котором автор, вдохновленный песней Владимира Высоцкого, составляет экипаж для полета к Тау Кита: Коперник (к нему у автора особенное отношения, эта фигура появляется в целом ряде очерков), Джордано Бруно, Эйнштейн, конечно же, Вадимов, как без него… . Потом решает заменить Бруно на Ньютона – к нему тоже отношение особое.
Ньютон появляется и в эссе «Яблоко подобно капле». Автор отталкивается от известной научной байки – про то, что Ньютон открыл свой знаменитый Закон всемирного тяготения в саду, после того, как увидел падающее с дерева яблоко. Чуть ли не на голову оно ему упало… . Эту историю знают, наверное, все, но только Михаил Палецкий задумался, почему яблоко упало именно в этот момент, именно тогда, когда надо.
Так же на особенном счету у автора роман Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка».
Не только собственная история, но и история страны взывает авторский интерес, наталкивает на думы. Так нескольких очерках Михаил Палецкий размышляет о такой противоречивой фигуре, как Сталин. Так, например, автор приходит к весьма оригинальному выводу, что Сталин был ницшеанцем.
Вот такие необычные умозаключения дарит своим читателям Михаил Палецкий. Но главное даже не то, что автор размышляет сам, а то, что своими размышлениями он побуждает думать и своих читателей. А это, хоть и немодно, но очень важно.

(«Угол зрения» Андрея Щербак-Жукова, опубликован непосредственно в начале изданной книги «На грани кристалла»).
Книга «На грани кристалла» от автора Михаила Палецкого

«На грани кристалла»

Книга На грани кристалла
«Дорогие друзья по чтению. Книга "Именем прилагательным (сборник)" Палецкий Михаил произведет достойное впечатление на любителя данного жанра. Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Через виденье главного героя окружающий мир в воображении читающего вырисовывается ярко, красочно и невероятно красиво. В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. С первых строк понимаешь, что ответ на загадку кроется в деталях, но лишь на последних страницах завеса поднимается и все становится на свои места. По мере приближения к апофеозу невольно замирает дух и впоследствии чувствуется желание к последующему многократному чтению. Благодаря живому и динамичному языку повествования все зрительные образы у читателя наполняются всей гаммой красок и звуков. Удивительно, что автор не делает никаких выводов, он радуется и огорчается, веселится и грустит, загорается и остывает вместе со своими героями. "Именем прилагательным (сборник)" Палецкий Михаил читать бесплатно онлайн, благодаря умело запутанному сюжету и динамичным событиям, будет интересно не только поклонникам данного жанра».

Книга Именем прилагательным

Книга «Именем прилагательным»

Глава 1
Ведь будто бы прошло сто лет:
Слова смирились и застыли,
У чувства первого рассвет,
Что нас когда-то единили.
Поэма "Разведенные"

Читая классиков, мечтаю я порою
И уношусь душой в Элладу или Рим,
Картины древние встают передо мною,
И вижу я – под небом голубым
Раскидан цирк. Высокий ряд его ступеней
Толпою жадною до зрелищ весь набит.
На лучшем месте, в пышной ложе, полной тени,
Сам Кесарь с приближенными сидит.
Вот дал рукой он знак – и тотчас колесницы
Помчалися вперед, пока еще все в ряд,
Как будто цепию построенные птицы,
Когда они в страну далекую летят.
Но вот уже Кай Марцелл всех прочих обгоняет,
Улыбкой торжества лицо его сияет,
И весь амфитеатр от криков задрожал.
Вдруг за собой коней он чувствует дыханье –
То нагоняет Марк. Еще один лишь миг,
И снова раздались кругом рукоплесканья –
С четверкою своей Марцелла он настиг.
«Я победил!» – Марк Клавдий восклицает,
Но вдруг он побледнел: то кони понесли,
Столкнулися… Толчком обоих вышибает,
И оба катятся на сцене по пыли…
А жадная толпа с восторгом рукоплещет
Иным борцам и победителям иным…
А солнце южное над цирком ярко блещет,
И так чиста лазурь небесная над ним!

1895, «Разсветъ» № 1

Книга Именем прилагательным

Читая классиков, мечтаю я порою...

Палецкий Борис Павлович
(1877-1921)

Стихи

I. часть

Перламутровое утро развертывалось как спокойно-величавая симфония бледных оттенков – розового, желтого, голубого и палевого, которые переливаясь один в другой, бродили между небом и землей, смягчая и скрадывая очертания предметов.

В конце сада стояла молодая, но уже развесистая липа, вся в покрывале утренней росы, как юная невеста в таинственной фате. А в отдалении над нею, словно хоровод радостных дружек, чуть двигались вереницы причудливых облаков. Птицы перекликались чуть робко и чуть слышно, подавленные каким-то радостным ожиданием. Не гостя ли какого, не жениха ли ждала Земля в праздничном убранстве. И гость появился.

Высоко в смутном разрыве облаков показалась отчетливая черная точка. Она быстро приближалась росла, все умеряя свой полет, так что стала видна и форма приближавшегося предмета. Это был правильный цилиндр, с обеих сторон заостренный конусами.

Первой заметила странный предмет Арабелла.
- Артур! Артур,- закричала она в волнении,- что это там падает с неба?!
Книга Именем прилагательным

Книга «На чуждой планете»

Палецкий Борис Павлович

Проза

ЖЕНСКАЯ ЛИРИКА
(Основныя черты женской поэзiи)

Среди безчисленнаго множества задачъ, выдвинутыхъ мiровой войной, далеко не последнее место занимаетъ женскiй вопросъ.

Какъ-бы къ нему ни относиться, сочувствовать освобоженiю женщины или нетъ, приходится признать, что женщина неминуемо выступитъ на арену общественной жизни. Притомъ это выступление произойдетъ не въ виде появленiя отдельныхъ, особенно-одаренныхъ личностей, вроде Жоресъ-Ганди, Ковалевской и Кюри-Склодовской – нетъ. Женщина вообще широкою волной хлынетъ въ русло исторического развитiя, быть можетъ, размоетъ старые давно-установившiеся берега и проложитъ новое русло эволюцiи.

При такихъ обстоятельствахъ невольно возникаетъ вопросъ: что-же принесетъ съ собой этотъ новый работникъ культуры, съ какими чувствами и переживанiями явится къ намъ женщина ? Принесетъ-ли ея появленiе новые идейныя и нравственныя ценности ?

Для разрешенiя этого вопроса необходимо вникнуть въ душу современной женщины, изучить ея психологiю.

Какъ это сделать ? Надо сознаться, весь матерiалъ, имеющийся у насъ, крайне непроченъ и ненадеженъ.
Лекция "Женская лирика"

Бориса Павловича Палецкого

Афиша 1918 года

Лекция

Интернациональный Союз писателей